Richard Bach. Jonathan Livingston le goéland

2764354daf32386feefa013c891e2c17Richard Bach | Ричард Бах
Jonathan Livingston le goéland | Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Год выпуска: 2000 г.
Язык: французский
Автор: Ричард Бах | Richard Bach
Исполнитель: Patrice Laffont, Serge Postigo
Жанр: conte philosophique
Издательство: Coffragants
ISBN-10: 2895170401
ISBN-13: 978-2895170402
Время звучания: 00:57:57
Тип аудиокниги: аудиокнига
Аудио кодек: MP3
Битрейт аудио: 256 kbps
Описание: pic Jonathan Livingston n’est pas un goéland comme les autres. Ses parents, les autres membres de son clan, ne voient pas plus loin que le bout de leurs ailes. S’ils volent, c’est uniquement pour se nourrir. Jonathan, lui, vole pour son seul plaisir. Et en volant toujours plus haut, toujours plus vite, il sait qu’il découvrira un sens plus noble à la vie. Effrayés par son audace, ses semblables le rejettent. Mais Jonathan va se faire de nouveaux amis… Drôle, universel et poétique, Jonathan Livingston le goéland est un hymne à l’amour et à la liberté.
Tel un Saint-Exupéry américain, Richard Bach est écrivain-aviateur. Cet ancien pilote de l’armée de l’air américaine a pour seule religion le vol qui confère à son regard une perspective salutaire. Jonathan Livingston le goéland – qui rappelle parfois le Petit Prince – lui valut la célébrité dès 1970. Il est aussi l’auteur du Messie récalcitrant, et d’Un pont sur l’infini.

Лётчик по имени Ричард Бах, потомок великого композитора Иоганна Себастьяна Баха, страстно преданный своему лётному ремеслу, а ещё автор малоизвестных романов, прогуливаясь однажды по берегу канала в Калифорнии, услышал слова “Чайка Джонатан Ливингстон”. Голос, произнёсший эти слова, заставил лётчика сесть за стол, прокрутил перед его мысленным взором подобие киноленты, которую Ричард Бах запечатлел в словесных образах. “Кинолента” оказалась недоконченной. Сколько ни пытался писатель дописать её собственными силами, дело не шло, пока спустя восемь лет тот же Голос не надиктовал продолжение и окончание притчи.
Эту версию появления “Чайки” сообщил сам Ричард Бах. Отвечая на вопросы многочисленных читателей, которые просили расшифровать метафизический смысл повести, он говорил, что добавить к написанному ничего не может, ибо, в отличие от романов, в “Чайке” ему не принадлежит ни строки.
Над версией Р. Баха иронизировали, обвиняли писателя в саморекламе, в попытках потуже набить карман. Впрочем, сегодня конъюнктура с потусторонними трансляциями существенно изменилась. Не только стихи, притчи, но и целые “евангелия”, переданные землянам инопланетянами, стали массовым явлением. А “Чайка” как была, так и остаётся одиноким шедевром, чарующим читателя своей поразительной красотой. И ещё – тонкой грустью. Это не воспоминание о пережитой и ушедшей радости, но именно грусть о будущей беспредельной жизни, путь в которую лежит через головокружительные и трудные полёты…